Понедельник, 10.12.2018, 07:11
Приветствую Вас, Гость | RSS
Форумы
Основное
ДЕЛА СЕМЕЙНЫЕ
МОРЯКУ
Морячке
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 50
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

Главная » Статьи » Мы венчаны с морем » Корабли и мореплаватели

Советские Титаники

Советские «Титаники»

Много ли вы найдете людей, которые не слышали бы про «Титаник», про его трагическую судьбу, про погибших моряков и пассажиров? 14 апреля 2012 года исполнилось 100 лет с того дня, как новейший пассажирский лайнер, получив стометровую пробоину от касания с айсбергом, после 2 часов 40 минут безуспешной борьбы за живучесть, ушел на дно, прихватив с собой 1513 человеческих жизней из 2224 моряков и пассажиров, внесенных в судовую роль. И даже век спустя, благодаря многочисленным публикациям, фильмам, документальным и художественным, воспоминаниям выживших, мы можем пофамильно назвать каждого из тех, кто утонул или спасся.
Так было во все времена и во всех странах, кроме одной, сказочной, страны под названием СССР. Только у нас все было настолько засекречено, что до сих пор вы не получите ни одной судовой роли, не прочитаете ни одной объяснительной записки непосредственных участников трагических событий на море. Даже тех, что произошли в Великую Отечественную войну. Стремительное её начало, особенно в первые дни и месяцы, показало всему миру, что человеческая жизнь для руководителей советского государства не стоит ничего. Конечно, колоссальные потери на суше были несоизмеримо больше, чем на море, но тем не менее. Советский торговый флот нес такие потери, что гибель «Титаника» выглядит небольшим морским происшествием. Но долгие десятилетия гриф «совершенно секретно» лежит на всех документах, где упоминаются имена и обстоятельства гибели наших людей.
Один только «Таллиннский переход» августа 1941 года унес десятки тысяч моряцких душ и красноармейцев, исчезнувших в водах Финского залива, и никто и никогда даже не пытался восстановить их имена, издать нечто подобное Книги памяти жертв морских катастроф. А жертвы «Таллиннского перехода» - не единственные, кого нужно было бы помнить поименно.
Так уж было уготовано историей, что советские «титаники» гордо носили имена революционных вождей, и не каких-то второразрядных, а тех самых, чьи профили красовались на знаменах, плакатах, учебниках. «Ленин», «Иосиф Сталин», «Карл Маркс»… Последний тоже попал под вражеские пули и бомбы, но «Ленин» и «Иосиф Сталин» унесли с собой тысячи и тысячи безвинных душ…
Грузопассажирский пароход «Ленин», построенный в 1904 году в немецком Данциге, вначале получил название «Симбирск». Судно вошло в состав знаменитого до революции пароходного предприятия «Добровольный флот», и трудилось во славу российского судоходства на дальневосточном направлении. В лихие годы гражданской войны хозяева угнали пароход в Японию, но советская дипломатия доказала, что пароход - это имущество новой России, и, начиная с 1923 года, судно под новым именем вождя мирового пролетариата продолжило свою работу.
История сохранила тот факт, что маршал Маннергейм, будучи еще офицером российского Генштаба, выполнив ответственное разведывательное задание, вернулся в Россию из Японии именно на «Симбирске». В 1927 году состоялась встреча экипажа «Ленина» с поэтом Маяковским, и моряки одни из первых услышали поэму «Хорошо». Даже Сергей Павлович Королев, и тот выходил в рейс на «Ленине».
Но началась война, румыны и немцы осадили Одессу. Началась спешная эвакуация, и на пароход, вмещающий около шестисот пассажиров, хлынул поток беженцев. Командовал пароходом капитан И.С. Борисенко, который, выполняя приказ руководства Черноморского морского пароходства, взял максимальное количество народу. По данным НКВД, проводившего тщательную проверку обстоятельств гибели парохода, на борту оказалось более 4000 человек гражданского населения и 1200 призывников. Народ был везде, каюты экипажа, все салоны, коридоры, трюма и палубы, даже камбуз превратили в пассажирские помещения. Кроме того, было погружено около пятисот тонн цветного металла в слитках.
24 июля 1941 года назначением на Мариуполь из Одессы вышел странный конвой, состоявший из п/х «Ворошилов», «Березники» и еще двух шаланд. Набитый пассажирами «Ленин» оказался заложником тихоходных шаланд, на борту не было ни карт минных заграждений, ни связи с командованием, и даже маяки по пути следования конвоя были переведены в особый режим, то есть, попросту не горели.
По пути в порт назначения заглох двигатель у п/х «Ворошилов», и «Ленин», необоснованно рискуя жизнью пассажиров, взял его на буксир и отвел в Севастополь. Из Севастополя судно вышло под проводкой необученного лоцмана – выпускника «Фрунзенки» лейтенанта И.И. Свистуна, который не только лоцманом, но даже помощником капитана еще не успел поработать. Шли «на авось», приборы – эхолот, лаг - не работали. Надежды на магнитный компас из-за отсутствия девиационных проверок было мало, точного положения не знали, а между тем, существовала реальная минная опасность. Ну, и случилось то, что должно было случиться: в 23:33 на траверзе мыса Сарыч в районе трюмов №1 и №2 по левому борту прозвучал взрыв.
Судно стало стремительно принимать воду. В течение 7-10 минут все было кончено, судно затонуло на глубине 94 метра. С выходом в рейс «хозяйственная» администрация судна спрятала от пассажиров спасательные пояса, дабы их не использовали в качестве подушек! Что было дальше? Как это тогда водилось, лоцмана Свистуна расстреляли через несколько недель после гибели судна.
Уже в наши дни власти независимой Украины нашли и уголовное дело, и расследование НКВД. По разным данным, спаслось около 600 человек пассажиров из 5200 человек и 43 члена экипажа из 92 человек. Капитан, помощники капитана и лоцман покинули судно последними. Не удалось установить не только точное количество спасенных и погибших, но и причины гибели судна. На сегодня существует две версии: или подрыв на мине, или торпедная атака румынской подводной лодки «Delfinul». Кроме того, украинские дайверы нашли судно, лежащее на глубине около ста метров, и может быть теперь удастся восстановить обстоятельства его гибели. А лоцмана И.И. Свистуна реабилитировали в 1992 году.
Подобная трагедия вновь повторилась уже на Балтике. После, мягко говоря, неудачного вывода морских судов из Таллинна, в глубоком тылу врага остался гарнизон полуострова Ханко. Наши войска оказались на этом полуострове после Финской войны 1939-1940 года. По мнению флотских стратегов, размещение на Ханко наших войск давало бы возможность контролировать вход в Финский залив, а может, и всю северную часть Балтики. Но события развивались так стремительно, что летом 1940 года Эстония, Латвия и Литва стали братскими советскими республиками и значение Ханко уменьшилось.
Осенью 1941 года нужно было решать, что делать с гарнизоном: или приказать ему героически погибнуть, или вывести наши войска, невзирая на минную опасность. Вариант сдачи в плен Маннергейму или интернирования в Швецию не рассматривался. Можно было еще держать осаду, тем более активность финнов как-то сошла на нет. Но Ленинград уже был в полной блокаде, и десятки тысяч хорошо обученных солдат крайне были нужны героическим защитникам Ленинграда.
Приняли решение – вывозить гарнизон силами Балтийского флота. Поскольку практически все грузовые и торговые суда погибли во время Таллиннского прорыва, выбора у руководства Балтфлота не было. Под рукой оказался только турбоэлектроход «Иосиф Сталин», другой турбоэлектроход «Вячеслав Молотов» к тому времени работал в Ленинграде как плавучий госпиталь и электростанция. «Иосиф Сталин» накануне вошел в состав Краснознаменного Балтийского флота, на судне служила военная команда, все передвижения планировались в штабе Балтфлота.
Справедливости ради следует сказать, что в случае с турбоэлектроходом «Иосиф Сталин», или «ВТ-521» по военной терминологии, все было организовано более четко, по-военному. Под командованием балтийского капитана Николая Сергеевича Степанова и военного командира капитана I ранга Евдокимова, в сопровождении эсминцев «Стойкий» и «Славный» и десятка тральщиков, турбоэлектроход благополучно прибыл на Ханко, где был загружен по самые иллюминаторы нашими солдатами. Военные довольно тщательно контролировали погрузку, по информации командира базы Ханко, на «ВТ-521» кроме боеприпасов, продуктов и оружия было погружено 5589 «ханковцев».
Вечером 2 декабря «Иосиф Сталин» взял курс на Ленинград, впереди уступом шли пять тральщиков, потом флагманский эсминец «Стойкий» с вице-адмиралом В.П. Дроздом на борту, эсминец «Славный», замыкали строй тральщик и катер «Ямб». «Иосиф Сталин» находился между «Стойким» и «Славным». Отряд сопровождали также семь морских охотников и четыре торпедных катера. Недолго продолжалось свободное плавание: Финский залив кишел минными заграждениями: и нашими, и немецкими, и финскими.
Ночь 3 декабря стала кошмаром для всех участников перехода. В 01:14 «ВТ-521» наскочил на первую мину, в течение нескольких часов прозвучало еще три взрыва, и красавец-лайнер превратился в консервную банку, набитую людьми. Повреждения были ужасными: оторваны кормовая и носовая часть вместе с якорем, рулевым устройством и винтом; разрушено правое крыло мостика, каюты второго класса, ресторан. Особенно «постарались» финские артиллеристы с островка Макилуото - они ухитрились попасть в носовой трюм, где находились боеприпасы, мешки с мукой и сидящие на них защитники Ханко. Носовой части лайнера вместе с якорем и брашпилем не стало. Погибла и большая часть палубной команды, которая пыталась подать буксирный трос на эсминец «Славный». Переполненный сверх всякой нормы транспорт медленно погружался носовой частью в воду, обезумевшие от страха сотни вооруженных людей метались по палубам, военная команда пыталась навести порядок, стреляя в паникеров.
По команде адмирала Дрозда все корабли, с самого начала переполненные «ханковцами», подходили к тому, что осталось от «Иосифа Сталина», с целью спасения его пассажиров. Люди прыгали за борт, тонули, но, тем не менее, удалось дополнительно снять 1740 человек. Участь остальных была ужасной: кто-то пытался спастись на самодельных плотах, но их уносило от берега, бойцы, которые отчаялись дождаться развязки, стреляли в себя. Вместе с переданными на корабли пассажирами ушла часть экипажа под командованием второго помощника капитана Примака. Капитан Степанов отказался покидать судно - капитан в любом случае должен уходить последним, но и жестокие нравы НКВД он также знал.
С рассветом все корабли отошли от «Иосифа Сталина». Первым, как и в случае с Талллинским прорывом, ушел вице-адмирал Дрозд на «Стойком» - в полдень корабль уже был у Гогланда.
Останки лайнера сносило к берегу. По воспоминаниям оставшихся в живых, у брошенных пассажиров возникла мысль как-то добраться до берега и уйти в эстонские партизаны, другая часть молча ждала своей участи. Через пару дней подошли два тральщика под немецким и финским флагами. Во избежание сопротивления экипажа и солдат показали белый флаг парламентариев, поднялись в капитанскую каюту, и в течение часа обговорили эвакуацию оставшихся людей. Забрав с собой командный состав лайнера, немцы известили, что в течение двух дней подойдут баржи и заберут оставшихся на борту. На другой день подошли баржи и забрали всех оставшихся в живых бойцов.
Сколько человек забрали с собой немцы, какова их судьба? Видимо, где-то в архивах НКВД-КГБ есть более точные сведения, тем более после освобождения Таллинна нашелся и капитан Степанов, который во время оккупации подрабатывал в таллиннском порту рубкой дров, иногда выходя лоцманом, и даже вроде бы передавал нужные сведения о передвижениях фашистских войск подпольщикам. Но и про это пока архивы молчат, а Степанова же с приходом Красной Армии за утрату «Иосифа Сталина», как водится, расстреляли. Мы же можем говорить о нескольких тысячах солдат и моряков, погибших при взрывах мин и артобстреле, погибших при попытке покинуть судно на плотах, бросившихся за борт, умерших в немецких лагерях для военнопленных.
Остатки лайнера еще долго напоминали заходящим в Таллинн судам о трагедии. Все об этом знали, но никто не писал. Первая публикация появилась в 1989 году – о трагедии рассказал капитан-балтиец В.Н. Смирнов в книге «Торпеда для п/х «Иосиф Сталин».
Сейчас руководство страны призывает нас не искажать историю и говорить только правду. Так может, составим поименный список моряков и тех, кто погиб вмести с ними на судах в эти суровые годы? Это ведь нужно всем нам. И не будем мучиться, как должен выглядеть памятник жене моряка и где его следует установить, а сделаем мемориал, где укажем имена всех, кого забрало море. Так, по крайней мере, было принято при «проклятом царском режиме». А при демократах?

P.S. Через год в августе 1942 года немцы, прорвавшись на берег Волги в Сталинграде, в упор расстреляли еще один т/х «Иосиф Сталин» - пассажирский пароход, который вывозил беженцев из города. Количество погибших не установлено и не обнародовано.

http://www.proza.ru
Категория: Корабли и мореплаватели | Добавил: Люлека (22.03.2013)
Просмотров: 584 | Рейтинг: 0.0/0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Мы ВКонтакте
МЫ В ОДНОКЛАССНИК.
Поиск судна
Наши песни
Погода
Вход в соц.сети
Наши рейтинги
Поиск
Добро пожаловать на форум